Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Глава 10. СКАНДАЛ В МИНИСТЕРСТВЕ

Как и обещал, мистер Уизли разбудил всех через не­сколько часов. Он свернул палатки откровенным вол­шебством, и вся компания вышла из лагеря. Мистер Ро­бертс, стоявший в дверях коттеджа будто слегка не в себе, помахав друзьям на прощанье, рассеянно произнес:

—Счастливого Рождества...

—С ним все будет нормально, — сказал мистер Уиз­ли. — Иногда после изменения памяти на какое-то вре­мя наступает дезориентация... а ему пришлось забыть очень многое...

Подходя к тому месту, где были сложены порталы, они издалека услышали хор нетерпеливых голосов — вокруг диспетчера Бэзила столпилось великое множе­ство колдуний и волшебников, и все шумно требовали отправить их из лагеря как можно скорее.

Мистер Уизли коротко переговорил с Бэзилом, дру­зья присоединились к очереди и еще до восхода солнца закинули старую автомобильную покрышку обратно на Стотсхед Хилл. Они вновь прошли через Оттери-Сент-Кэчпоул к «Норе» в предутреннем свете — у приятелей едва хватало сил на вялые реплики, и каждый с вожделе­нием думал о завтраке. За поворотом тропинки, когда впереди уже показалась «Нора», над росистой травой прокатился крик

— О, слава богу, слава богу!

Миссис Уизли бежала навстречу в домашних тапоч­ках; лицо ее было бледным и встревоженным, в руке — свернутый номер «Ежедневного Пророка».

— Артур! Я так волновалась, просто вся извелась... Она обняла мистера Уизли за шею, «Ежедневный Пророк» выпал из ослабевших рук на землю, и Гарри, опустив глаза, прочитал заголовок «КОШМАРНЫЕ СЦЕ­НЫ НА ЧЕМПИОНАТЕ МИРА ПО КВИДДИЧУ», дополнен­ный мерцающей черно-белой фотографией Черной Метки, зависшей над вершинами деревьев.

— Вы все целы, — всхлипнула миссис Уизли, отпус­тив мужа и в смятении оглядывая компанию покраснев­шими глазами. — Вы живы... О, мальчики...

Тут, ко всеобщему изумлению, она схватила Фреда и Джорджа и стиснула их в таких жарких объятиях, что они столкнулись лбами.

—Ой! Ма, ты нас задушишь...

—И я кричала на вас перед уходом! — вновь зарыда­ла миссис Уизли. — Я только об этом и думала! Что, если бы Сами-Знаете-Кто добрался до вас и последним, что я успела вам сказать, был бы упрек за плохие баллы по СОВ! О, Фред... Джордж...

—Ну, Молли, что ты, пойдем, с нами все в порядке. — Мистер Уизли деликатно отстранил жену от близнецов и повел ее к дому. — Билл, — добавил он вполголоса, — подними газету, я хочу посмотреть, что там...

Маленькая кухня оказалась набита до отказа. Герми­она приготовила для миссис Уизли чашку крепчайше­го чая, в который по настоянию мистера Уизли влили глоток Огденского Старого Огненного Виски, и Билл протянул отцу газету. Мистер Уизли быстро пробежал глазами первую страницу; Перси заглядывал ему через плечо.

—Этого я и опасался, — с горечью произнес мистер Уизли. — «Ошибка Министерства... преступники не задер­жаны... небрежность службы безопасности... Темным ма­гам удалось скрыться неопознанными... национальный позор...» Кто все это написал? А... Ну разумеется... Рита Скитер...

—Эта женщина постоянно нападает на Министер­ство! — воскликнул охваченный праведным гневом Пер­си. — На прошлой неделе она заявляла, что мы впустую тратим время на крючкотворство по поводу толщины котлов, когда необходимо заниматься истреблением вампиров! Как будто параграфом двенадцатым Директи­вы по обращению с немагической частью общества кон­кретно не установлено, что...

—Перси, сделай милость, — зевнул Билл, — заткнись, а?

—Тут и обо мне есть... — Глаза мистера Уизли за стек­лами очков широко открылись, когда он дошел до конца статьи.

—Где? — всполошилась миссис Уизли, поперхнув­шись своим чаем с виски. — Если бы я видела, я бы хоть знала, что ты жив!

—Имя она не называет... но вот послушай: «Если ис­пуганные волшебники и колдуньи, которые, затаив ды­хание, ожидали новостей у опушки леса и надеялись на какие-то разъяснения со стороны Министерства магии, то их постигло жестокое разочарование. Официальный представитель Министерства, подошедший некоторое время спустя после появления Черной Метки, ограничил­ся голословным утверждением, что никто не пострадал, и от дальнейших комментариев отказался. Достаточно ли подобного заявления для того, чтобы пресечь слухи о нескольких телах, вынесенных из леса часом позже, по­кажет время». Ну, я вам доложу...— раздраженно произнес мистер Уизли, передавая газету Перси. — «Никто не по­страдал...» А что я должен был им сказать? «Слухи о не­скольких телах, вынесенных из леса...» Вот теперь точно пойдут слухи... после того, как она это напечатала. Он тяжело вздохнул:

— Молли, мне придется пойти на службу, надо улажи­вать все это дело.

— Я с тобой, отец, — с важностью проговорил Перси. — У мистера Крауча сейчас каждый человек на счету. И я смо­гу лично вручить ему свой доклад о котлах.

И он в спешке покинул кухню.

Миссис Уизли ужасно огорчилась:

—Артур, у тебя же отпуск! Ничего там без тебя на службе не произойдет, как-нибудь управятся!

—Мне надо идти, Молли, — еще раз вздохнул мистер Уизли. — Кажется, я наломал дров... Я только переоденусь в мантию и отправлюсь...

—Миссис Уизли, — спросил Гарри, не в силах боль­ше сдерживать нетерпение. — Не появлялась Букля с письмом для меня?

—Букля, дорогой? — рассеянно переспросила мис­сис Уизли. — Нет... нет, вообще никакой почты не было...

Рон и Гермиона с любопытством покосились на Гарри. Выразительно посмотрев на обоих, он сказал:

—Ничего, если я пойду и занесу вещи к тебе в комна­ту, Рон?

—Ага... я тоже, пожалуй, пойду, — незамедлительно согласился Рон. — А ты, Гермиона?

—Само собой, — кивнула та, и все трое, выйдя из кух­ни, быстро зашагали вверх по лестнице.

—Ну, что там, Гарри? — спросил Рон, едва за ними закрылась дверь мансарды.

—Я кое-что вам не рассказал, — заговорил Гарри. — В воскресенье утром я проснулся от того, что у меня сно­ва заболел шрам...

Реакция на это известие оказалась почти в точности такой, какую Гарри представлял себе в спальне на Тисо­вой улице. Гермиона ахнула и немедленно начала сыпать рекомендациями, ссылаясь на множество соответствую­щих книг и людей — от Альбуса Дамблдора до мадам Помфри, главной медсестры Хогвартса.

Рон сперва просто онемел.

—Но... его же там не было, верно?.. Сам-Знаешь-Кого? То есть... ну... в прошлый раз твой шрам разболелся, когда он был в Хогвартсе, ведь так?

—Я уверен, что его не было на Тисовой улице, — от­ветил Гарри. — Но я видел его во сне — его и Питера — того самого, Хвоста. Всего я сейчас не помню, но они за­мышляли убить... кого-то.

Какое-то мгновение он колебался, едва не сказав «меня», но не захотел повергать Гермиону в еще больший ужас — его и так было достаточно у нее в глазах.

—Это был только сон, — попытался подбодрить его Рон, — просто ночной кошмар.

—Пусть так — но ведь он был! — возразил Гарри, гля­дя в светлеющее небо за окном. — Странно, согласись — мой шрам болит, и через три дня Пожиратели смерти устраивают демонстрацию, а в небе снова появляется знак Волан-де-Морта.

— Не-произноси-это-имя! — прошипел Рон сквозь зубы.

Но Гарри даже не обратил внимания. — А помнишь, что сказала профессор Трелони? В кон­це того года?

Весь ужас во взгляде Гермионы тут же испарился, она презрительно фыркнула:

— Ох, Гарри, неужели ты придаешь значение словам этой старой обманщицы?

— Тебя там не было, — возразил Гарри, — и ты ее не слы­шала. В тот раз все было по-другому. Я же говорил вам — она впала в транс, самый настоящий. И она сказала, что Темный Лорд воспрянет вновь... м-м-м... величественней и ужасней, чем когда-либо доселе... и в этом ему поможет слуга — в ту ночь Хвост и сбежал.

В наступившей тишине Рон растерянно ковырял в дырке своего постельного покрывала с «Пушками Педдл».

—А почему ты спрашивал, не прилетела ли Букля? — поинтересовалась Гермиона. — Ждешь письма?

—Я написал Сириусу о шраме, — пожал плечами Гар­ри. — Теперь жду ответа.

—Вот это ты здорово придумал! — сразу оживился Рон. — Уж Сириус-то наверняка знает, что делать!

—Я надеялся, что он мне быстро ответит, — сказал Гарри.

—Но мы же не знаем, где сейчас Сириус... Он может быть и в Африке, и еще дальше, правильно? — резонно заметила Гермиона. — Такого путешествия Букле за пару дней не осилить.

—Да я понимаю, — ответил Гарри, но от зрелища неба без Букли в квадрате окна ему было тяжело на душе.

—Пойдем, сыграем в квиддич в саду, — предложил Рон. — Давай три на три. Билл, Чарли, Фред, Джордж — никто не откажется, сможешь попробовать финт Вронс­кого...

—Рон, — заявила Гермиона ее характерным тоном «напряги-свою-тупую-голову», — Гарри не хочет сейчас играть в квиддич... он устал и встревожен... да и всем нам необходимо поспать...

—Почему же, я хочу сыграть в квиддич, — неожидан­но согласился Гарри. — Подожди, я сейчас возьму «Мол­нию».

Гермиона вышла из комнаты, пробормотав что-то очень похожее на «мальчишки».

На следующей неделе и мистер Уизли, и Перси дома почти не бывали. Каждое утро оба уходили еще до того, как все остальные вставали, и возвращались поздно ве­чером после ужина.

—Это был полный бедлам, — со значительным ли­цом поведал Перси. Дело было в воскресенье вечером, накануне отъезда в Хогвартс. — Всю неделю я только и занимался тем, что гасил огонь — люди непрерывно при­сылают громовещатели, а те, естественно, если их сразу не вскрыть, взрываются. У меня весь стол в подпалинах, а любимое перо сгорело дотла.

—А почему они все присылают громовещатели? — спросила Джинни, которая подклеивала волшебным скотчем свой экземпляр «Тысячи магических трав и гри­бов», сидя на коврике у камина в гостиной.

—Выражают недовольство службой безопасности на Чемпионате мира, — ответил Перси. — Требуют компен­сации за испорченное имущество. Наземникус Флетчер предъявил иск об ущербе, нанесенном палатке с двенад­цатью ванными комнатами, оборудованными не помню сколькими джакузи, хотя я точно знаю, что на самом деле он спал под мантией, растянутой на колышках.

Миссис Уизли взглянула на дедушкины часы в углу. Гарри эти часы очень нравились. Правда, узнать по ним время было совершенно невозможно, зато у них были иные, очень полезные свойства. Там было девять золо­тых стрелок, и на каждой было вырезано имя одного из членов семьи Уизли. Цифры на циферблате отсутство­вали, но имелись надписи, кто где находится. Тут можно было видеть «дом», «школа», «работа» и, кроме того, «по­терялся», «больница», «тюрьма», а на том месте, где поло­жено быть двенадцати часам, — «смертельная опасность».

Сейчас восемь стрелок стояли на позиции «дом», но самая длинная, с именем мистера Уизли, никак не жела­ла сдвинуться с отметки «работа». Миссис Уизли вздох­нула.

—Твоему отцу не приходилось работать по выход­ным со времен Сам-Знаешь-Кого, — сказала она. — Они просто заваливают его работой. Он останется без ужи­на, если сейчас не явится.

—Ну, папа считает, что должен исправить ошибку, допущенную после матча, — отозвался Перси. — Но если уж говорить правду, это было не очень-то разумно — де­лать публичные заявления, не проконсультировавшись предварительно с начальником отдела.

—Не смей обвинять отца за то, что написала эта гнус­ная Скитер! — тотчас же вспыхнула миссис Уизли.

—Если бы Па промолчал, то старушка Рита непремен­но написала бы, что это стыд и срам — никто из Мини­стерства не сделал никаких заявлений, — подал голос Билл, игравший с Роном в шахматы. — Рита Скитер еще ни о ком доброго слова не сказала. Помните, она однаж­ды брала интервью у всех ликвидаторов заклятий в «Гринготтсе» — так обозвала меня долговязым волосатиком.

—Ну, волосы у тебя действительно немного длинно­ваты, — мягко заметила миссис Уизли. — Если бы ты толь­ко позволил мне...

—Нет, мам.

В окно хлестал дождь. Гермиона сидела, погруженная в «Учебник по волшебству. Четвертый курс», купленный миссис Уизли для нее, Гарри и Рона в Косом переулке, Чар­ли штопал прожженный вязаный шлем, Гарри полировал «Молнию» щетками из набора по уходу за метлой — по­дарка Гермионы к его тринадцатому дню рождения. Фред и Джордж, засев в дальнем углу, достали перья и о чем-то заговорщически перешептывались, склонив головы над листом пергамента.

— Вы чем это там заняты? — Миссис Уизли с подо­зрением взглянула на близнецов.

—Домашним заданием, — туманно ответил Фред.

—Не смеши меня, вы пока еще на каникулах.

—Нуда, мы тут кое-чего вовремя не успели...— под­твердил Джордж.

—А вы случаем не пишете новый бланк заказов, а? — с недоверием спросила миссис Уизли. — Может, собираетесь снова взяться за свои «Ужастики Умни­ков Уизли»?

—Ах, Ма, — произнес Фред со страданием во взгля­де, — ты только представь — если завтра «Хогвартс-Экспресс» потерпит крушение и мы с Джорджем погибнем, каково тебе будет вспоминать, что последними словами, которые мы от тебя услышали, были несправедливые упреки?

Все засмеялись, даже миссис Уизли.

— О, ваш папа идет! — воскликнула она неожиданно, вновь посмотрев на часы.

Стрелка мистера Уизли переместилась с «работы» на «в пути», а через секунду, дрогнув, замерла вместе со все­ми, указывая на «дома», и из кухни послышался знакомый голос.

— Иду, Артур! — откликнулась миссис Уизли и тороп­ливо вышла из комнаты.

Минутой позже и сам мистер Уизли вошел в теплую гостиную с обеденным подносом в руках. Вид у него был совершенно изнуренный.

— Ну, у нас заварилась каша, — сказал он миссис Уиз­ли, опустившись в кресло у камина и без всякого интере­са ковыряя вилкой в подостывшей цветной капусте. — Рита Скитер всю неделю вынюхивала, в каких бы еще грехах обвинить Министерство, и вот наткнулась на ис­торию об исчезновении бедной Берты — уж теперь она закатит заголовок в завтрашнем «Пророке»! А ведь я дав­ным-давно говорил Бэгмену, что нужно послать кого-нибудь на поиски.

— Мистер Крауч говорил то же самое много-много раз, — сейчас же вставил Перси.

— Краучу невероятно повезло, что Рита не докопа­лась до всего этого дела насчет Винки, — раздраженно пробурчал мистер Уизли. — Это была бы сенсация неде­ли — его домашний эльф пойман с той самой палочкой, которая наколдовала Черную Метку

— Я думал, все согласны, что эльф, несмотря на не­вменяемость, не запускала Метки! — мгновенно взъере­пенился Перси.

— А по-моему, мистеру Краучу страшно повезло, что никто из «Ежедневного Пророка» не знает о его бессове­стном обращении с эльфами! — сердито заявила Герми­она.

— Но послушай, Гермиона, — сорвался в бой Перси. — Такой высокопоставленный чиновник Министерства, как мистер Крауч, имеет право требовать беспрекословного повиновения от своих слуг.

— Своих рабов, ты хочешь сказать! — повысила го­лос Гермиона. — Ведь он не платит Винки, правиль­но?

— Думаю, вам лучше пойти наверх и проверить, все ли вещи уложены, — вмешалась в дискуссию миссис Уиз­ли. — Давайте-ка, сходите и посмотрите...

Гарри собрал свой набор по уходу за метлой, забро­сил «Молнию» на плечо и вместе с Роном пошел к лест­нице. В мансарде дождь и завывания ветра были еще слышнее, и это не считая периодических стонов преста­релого упыря на чердаке. При их появлении Сыч тут же заверещал и снова принялся носиться по клетке — вид наполовину упакованных чемоданов поверг его в край­нее возбуждение.

— Кинь ему совиных вафель, — Рон перебросил Гар­ри пакет через кровать. — Может, он заткнется.

Гарри протолкнул несколько вафель через прутья клетки и повернулся к своему чемодану. Рядом, по-пре­жнему пустая, стояла клетка Букли.

—Уже больше недели, — вздохнул Гарри, глядя на покинутый совиный насест. — Рон, как думаешь, Сириу­са не схватили?

—Да нет, это точно было бы в «Пророке» — Мини­стерство уж не упустило бы шанс раззвонить, что они поймали хоть кого-то, верно?

—Да, пожалуй...

—Посмотри-ка, вот это мама накупила для тебя в Косом переулке... И еще она взяла для тебя немного де­нег из твоего сейфа... и выстирала все твои носки.

Рон вывалил на раскладушку груду свертков, а сверху бросил кошелек и кучу носков. Гарри стал разворачивать покупки. Кроме «Учебника по волшебству» Миранды Гуссокл он получил связку новых перьев, дюжину свитков пергамента и недостающие ингредиенты для составле­ния зелий — у него были на исходе хребты рыбы-льва и экстракт белладонны. Но только Гарри принялся укла­дывать белье в котел, как за его спиной Рон взвыл с от­вращением:

— Это еще что такое?

Он держал в руках нечто похожее на длинное тем­но-бордовое бархатное платье с заплесневелой на вид кружевной тесьмой на воротнике и такими же кружев­ными манжетами.

Тут раздался стук в дверь, и вошла миссис Уизли с кипой свежевыстиранных хогвартских мантий.

— Это вам, — сказала она, раскладывая их на две стоп­ки. — Постарайтесь положить их так, чтобы они не смя­лись.

—Ма, ты мне подсунула новое платье Джинни, — с этими словами Рон показал находку матери.

—Это никакое не платье, — терпеливо ответила мис­сис Уизли. — Это для тебя. Выходная мантия.

—Что? — с ужасом спросил Рон.

—Выходная мантия, — повторила миссис Уизли. — В школьном списке сказано, что в этом году вам положе­но иметь парадную мантию... для официальных случаев.

—Да что у тебя за шутки? — Рон все еще отказывался верить. — Никогда я этого не надену.

—Все их носят, Рон. — Миссис Уизли начала сердить­ся. — И всем нравится! У твоего отца таких несколько для приемов!

—Я лучше пойду голым, чем в таком, — уперся Рон.

—Не болтай глупостей, — настаивала миссис Уизли. — Тебе положено иметь выходную мантию, она есть в списке! Я и Гарри тоже купила... Гарри, покажи ему..

Гарри с опаской развернул последний пакет. Все ока­залось не так страшно — на его выходной мантии не было ни кружев, ни рюшек, она более или менее похо­дила на простой школьный наряд, за исключением того, что была не черного, а бутылочно-зеленого цвета.

—Я выбирала под цвет твоих глаз, — с нежностью пояснила миссис Уизли.

—Ну, вот эта-то нормальная! — возмутился Рон, гля­дя на мантию Гарри. — Почему, спрашивается, мне нельзя что-нибудь в том же роде?

—Потому... ну, словом, для тебя приходится покупать подержанные вещи, а там выбор невелик, — покраснев, сказала миссис Уизли.

Гарри отвернулся. Он был готов разделить с семьей Уизли все свое золото из сейфа в «Гринготтсе», но пре­красно знал, что они нипочем не возьмут его денег.

— Я ни за что не стану этого носить, — стоял на своем Рон. — Ни за что.

Но тут уж у миссис Уизли лопнуло терпение:

— И прекрасно! Ходи голый! Гарри, непременно сде­лай его снимок в таком виде, — может, когда-нибудь по­смотрю и посмеюсь.


Она вышла, захлопнув дверь. Сзади послышался странный булькающий звук — Сыч подавился огромным куском совиной вафли.

— И почему мне всегда достается всякий хлам? — со злостью произнес Рон и отправился прочищать Сычику клюв.